Татьяна Смертина
На разрыве сна
Tatiana Smertina


Rambler's Top100
Главная рассказы - оглавление
Странный рассказ: На разрыве сна



На разрыве сна - полёты во сне и наяву


Это воспоминание из глубин моих туманов лунно выплыло. Пишу в поздний вечер, окно почти слилось с сутемью и хвойным лесом. Июльская теплынь. Ветер умер, и летучие мыши сошли с ума – мечутся из стороны в сторону, то ли падают, то ли исчезают… Но я – не о них. И даже - не о тебе, странном...

В далеком детстве, в январскую, морозную ночь приснился сон. Я играла на рояле. Вернее, импровизировала, переплетая чистую печаль с нежно-фиалковой радостью, и бросая туда ледяные ландыши! Рядом была река, она блистала тёмной гладью. И прямо из музыки подымался заморочно-тонкий туман, похожий на птицу, которая вдруг обернулась женщиной с прозрачным лицом.


Она, в лёгкой и длинной одежде, подошла ко мне и подала такую-же одежду длинно-ледяную-иньевую-прозрачную. Оделась я в тонкое-лекое. Взяла она меня за руку и повела на Сорвижский холм, который высоко и круто нависает над рекой Вяткой. В древние времена на этом холме стояла деревянная церковь в честь святого Василия.
Подвела она меня ко краю страшного обрыва и спрашивает:
— Летать желаешь?
— О! Да.
— Тогда разбежимся и прыгнем! Верь, что полетишь, и полетишь!



Я - поверила! Поверила всей душою, и мы – полетели! Ах, как летели! Раньше часто во сне летала и сейчас летаю, но реже. Но тот полет был особый, блаженство невероятное от высоты и бездны.

Сон и сон, мне 8 лет, неразумная! Проснувшись, долго думала о женщине в прозрачном, о Сорвижском холме и полёте. А рассвело, да засияло Солнце зимнее, засело в голове: можно наяву полететь, можно!

Достала из сундука в замороженной клети марлевое платье – снежинкой наряжалась на Новый год, бело-голубое, в блестках. Достала корону и белые чулки. Завязала всё в узелок, встала на лыжи и пошла через лес по плавным снегам на Сорвижский холм. И даже церковь мне там почудилась, но еще туманнее, чем во сне. Подошла к яру, к тому месту, где стояла с женщиной. Сняла шубейку, переоделась в прозрачное. Увенчалась сияющей короной. Стояла несколько мгновений, разутая, в белых чулках, на ветру солнечном. Снег сиял, Солнце снопами било мне в спину, пронизывало платье. Волновалась и радовалась, холода не чуяла… Сейчас-сейчас... О-о-о...

Собралась с духом, раскинула руки, разбежалась и – полетела! То ли худа была, что пушинка, то ли обрыв высок и ветер силён – но летела! Летела какое-то время по-настоящему! Ра-а-достно! А потом кувыркнулась в глубочайший снег под яр, с головой накрыло. Блистающей пылью осыпало.




Почувствовала холод, стала выбираться и кричать от озноба. Вижу – возле Вятки сани-розвальни с небольшой охапкой сена. Мужик из-за реки от своего стога вёз. И стоит он возле лошади на коленях в снегу и молится. Очнулся, когда закричала. Подбежал, помог выбраться. В свой громадный полушубок укутал, тоже зубами перестукивал:
— Чего, Танюшка, ты что ли? Я ведь ехал-ехал, Ангела увидел на холме. Глазам не поверил. А он ка-ак полетит! Чуть я не помер… Чуть я не помер... Ты почему в таком наряде? Вечно беспризорная! Чего ты там делала? Ты хоть соображаешь, что с такой высоты надо прыгать с парашютом?
— Не-е...
— Что не-е?
— С парашютом - страшно. Я лучше так.
— Кто это тебе вбил в голову?
— Я беспризорная, мне никто не вбивает. Хочу - лечу, хочу - падаю, а хочу - ничего не хочу. Понял?
— Понял. А что ты там делала?

У меня почему-то глаза слезами налились, но не заплакала. Даже радостно стало: на этом свете многое возможно. Даже из обрывков сна - выткать явь. Едем, едем... Сижу в овчине и в коронном новогоднем венчике, наверное, дурацком для взгляда взрослого мужчины. А он всё что-то спрашивает, спрашивает...

А я далее - молчала всю дорогу, ничего допытать не мог. И главное – не заболела. Сейчас вспоминаю и удивляюсь. Мужика этого давно в живых нет.

© Татьяна Смертина - Tatiana Smertina - 2005г
Рассказ - На разрыве сна - о полётах во сне и наяву


Сайт управляется системой uCoz