Татьяна Смертина
Сквозь веер - инопроза
Tatiana Smertina


Rambler's Top100
Главная инопроза - оглавление
Татьяна Смертина, инопроза: сквозь веер.
Cayetano De Arquer-Buigas

СКВОЗЬ ВЕЕР

У меня многое не получается. А еще более многое – получается само собой. Я не надрываю анемон. Небеса не могут выбраться из колодца. Бледность – одолевает призраков. Трава бежит по моим следам.

Лютик заалел. Когда стыд атрофирован – вообще полмира не видно. Странно даже.

Сияние – тоже плен. Оно – ломаной линией. Многие ломали.

Уберите оружие. Там уже вся кровь – пролита.

По стволу растущего дерева все шли. Взором. Ни один не сорвался. А листья срываются и падают-падают. Печалюсь непонятно о чем.

Мои слёзы – в лесу. Мои вздохи – в сердце ясеня. Чувствую прицелы – прямо в душу. Не попадут.
«Юра, почему так?! Что делать?»
Красивый, витязь:
«Лишь не читай Чернышевского. Никто. Ничего. Не смог. Никогда».
«Тогда почему всё иногда меняется, Юра?»

Маяковская. Вдвоём. Не хочу, чтоб смотрели. Всё равно смотрят. Но по моим следам - призрак рыси.




Сидят. Сборище. И все пьют из выпитых чаш. И, главное, пьянеют. Крики в углу, словно сор. Эй, выметайтесь!

Из осколков жизнь не составишь. Тем более, из чужих. Это кто идёт? Да он уже сто лет идёт!

Всех больше изобретений – в способах убийств. Вместо того, чтобы остановить Время. Сколько изломанных циферблатов! Погнутых стрелок! Но оно не там. И этот, что завтрак по секундомеру готовит, тоже не знает. А, может, оно внутри нас?

Нет, нет. Боль уже прошла. С ума сойти – чуять боль чужих ран! Какой к лешим пенталгин! Не злите меня.
И всё время приношу Квазимодо пить. Хотя там уже давно не он.

Вихри времени. Всего и было – мои глаза сквозь лёгкий веер. На балу царицы Екатерины. Атласной туфелькой наступила на Вашу тень – Вам больно лишь поэтому.
Ну, да. Еще с тех пор – ножичек за подвязкой. А куда мне его? В зубы, что ли?

Снова опоздала на лекцию. Лит. Стыдно. Открыла дверь, мгновенно отвернулся к окну. Прошла, села. Повернулся к аудитории, словно никто и не заходил. Хм.
Кричит некая: "Почему Вы ей прощаете все выкрутасы? Это нечестно!"
Улыбнулся: "Надо в платье муаровом, проходить очень морево..."

Бермудский треугольник матрицы. Падёж в цветущие маки моря. Свиток волны не успеваю прочесть. Когда впервые исчезла в россыпи морских брызг, вскрикивала и хохотала, как безумная.
Закатное солнце – маком на воде.

Маяковская. Вдвоём.
«Михал-Палыч, а «Новый мир» - устарел».
«Всё старо, как мир. Берегитесь охотников! Странно Вы, Танечка, дорогу переходите».
"Так не пойму, куда они едут!"

Маяковская. Одна.
«Михал-Палыч! Вы в Царствии Небесном? Помните мою шизо-девичью виртуозность? Посылка от меня – а там трава лесная... И – ни слова! А Вы еще шизоидней – сделали из этого сена подушку и спали на ней долгие годы... Нет, не знала.
Иногда набираю Ваш номер телефона, которого в этом мире уже нет, и слушаю короткие гудки.
Почему не спросите: «Танечка, Вы в кого-то влюблены?»
Почему не отвечаю: «С чего Вы взяли?»
Почему не ответите: «Проводка у телефона полыхает...»
В прорезях коротких гудков пытаюсь нечто услышать...
Вы пресветлый учитель!




Сплю в жемчуге. Где-то с двенадцати лет... Он живой. На стол бросаю – зовёт. А я и не знала, что никто не слышит. Даже не верится, что никто.

В огне цветов кто-нибудь был? Лепестками на песке: Здесь была Таня!
Хм. Не пишу – с кем? Никто же не пишет!

Ничего не переиначить. А все стараются. Заглянуть за тяжёлую портьеру? Даже кто не заглянет, воображает, чего же там?

Я не обещала мазурку. Лишь загляделась на эполеты. И то – поправляя кружево на плече. Опять корнет.

Каждый выражает себя, от себя – никуда не деться. Даже раздвоение, растроение и т.д. - не помогает. А, может, кончина – начало?
Красота анемона не позволяет.

Созданные реальности бережём в книгах. В ворде, вроде.

Мне нравится Ваша реальность. Ваше творчество... Взволновал тот фрагмент...
Фиалковость.

Вы правда порой не спите до пяти утра? Какой ужас! Кстати, я, иногда, тоже.

Уйдём в колокольчики, а заплачут – колокола. Почему всё время спрашиваете? Даже отвечая, безответна.

Что это? Ну, та невидимость, когда распахнула окно в сад. Весенний снег наполовину из солнца. Тону в солнце. Спасай! Или утони со мной. Всё равно ведь утоплю! И почему я с Вами разговариваю?
С кем бы ни говорили, всегда говорим с собой?

© Татьяна Смертина - Tatiana Smertina
Инопроза - Сквозь веер - женский веер
жанр инопроза - создан мною
-------------

© Художник Cayetano De Arquer-Buigas



Сайт управляется системой uCoz