Татьяна Смертина
Солнечная река - инопроза
Tatiana Smertina


Rambler's Top100
сайт смертиной - главная рассказы - инопроза - оглавление




Мальва, как Вселенная. И она, Вселенная – как мальва. Но прежде всего – первозданность мальвы, без искажения её. Видеть неискаженную!
Если всё время проводить параллели, мозги станут параллельными – не исправить. Тогда первозданность мира – навеки через кривое зеркало.

Мыслить через первозданность, а не через параллели. Можно? Скажи! Ты же сейчас окружен моими мыслями... Я не про образность, а про истины понятий и открытий.

Хруст песка под каблуком. Снять туфли и – по горячему, речному песку! Песок целуется с ветром. Тонкие и молодые кусты ивняка, словно стрелы. Такой лишь на вятском песке, сквозь песок. Продолговатые листья – выцветший бархат. Никто на них так долго не смотрел, как я. Значит, мои?

Солнечная река соткана из волн и серебряных рыб – всё неуловимо, но всё – рядом.

Вечер прольет молоко тумана. Нежное, наполовину – из снов, и немного из привидений. И там я увижу тебя. Понятно, ты – в реале есть, но увижу тебя – лишь там. Наверное, я оттуда вышла. Наверное, некоторые – оттуда. Никто не знает – откуда мы? Но все уверены – ну, не может такого быть, чтобы – ниоткуда.

Песчинка. Словно суть индивида. Параллель? Нет, трагизм понятия.

Кто смеется? А, может, весь юмор пошлый, поэтому звери и не смеются? Они плачут.

Запутались в делении земли и власти. Власти над чем? Над кем? По сути – никто ни над чем не властен. Вот и сиди одна, на речном песке, с этим понятием.

Сквозь дальний ельник – крыши сельских изб. Тоскливо и больно – потому что часть домов уже в забвении. Значит в забвении – часть моей жизни. Но я же всё помню, помню! Мне мерещатся не заколоченные досками окна, а чьи-то лица сквозь занавески... Помнить – почти воскрешать. Из этого черпать силы. 

Песок на берегу. Тонкий ситец моей юбки. Очертания коленей. Солнце и ветер. Я о ком-то тоскую все время. Главное, не пойму – о ком? И тоскую – годами, с детства. Словно уже виделись когда-то, может, до моего рождения.

Иду в воду. Волосы по ветру – что ему надо? Его никто не видит, видят лишь то, чего он разрушил.

Останется лишь клинопись на камнях. Если ураган всё снесет вместе с электричеством и новейшими технологиями. Останется лишь клинопись на камнях. И она – прошлой цивилизации. Может, уже такое было?

Толпа – хлеба и зрелищ. Толпа – хлеба, зрелищ и сплетен.
Не все в толпе. Поэтому и живы, поэтому и толпа – жива. Нераздельность.

Плыву. Наверное, рыбы смотрят. Листья ивы – меня потеряли. Мы все – потерянный мир. Не теряй меня в нем. Слышишь? Всё равно не забудешь. Я в незабудках спала. Птица крылом черкнула по воде – и всё исчезло, осталось непрочитанным. Я знаю, что пишут птицы.

Еще не всё понял. Меня уже не будет, а ты всё будешь понимать и понимать. Зачем-то.

Моя СМС с горячего песка. Не обожгись! Копьё послания. Копья СМС изрешетили пространство. Копии – ушли в параллельные миры. Опять послала не тому...
А тот – послал не мне... Странно даже...

Построй мне замок из песка. Я одна – не засмеюсь и пойму.

Речная глубина. Извиваются донные ключи. Здесь много серебряных рыб. Словно обниматься желаю. Плыву, плыву... А может, это от меня всё уплывает? По небу бродят ангелы облаков. Куда они, такой стаей?

Края луговых цветов на солнечном срезе повторят этот день своей постоянностью. И только один день. Забытый бархат моих одеяний. В зеленом листке – нити жизни, блуждание солнца. Черновик еще непрожитой жизни вырезан из зеленой тишины. А чистовики жизни – никому неизвестны.

Ангел спихнул белую чашку с небесного стола – чайкой в воду! Разлетелись на дребезги капли-осколки. И снова солнечная вода сомкнулась.

© Татьяна Смертина. Tatiana Smertina.
Инопроза - Солнечная река - 2012 - рассказ
© художник - Karol Bak



Сайт управляется системой uCoz