Татьяна Смертина -
Бард и поэт Александр Непомнящий
Alexander Nepomnyashiy
Tatiana Smertina


Rambler's Top100
Главная Былое. Оглавление
Поэт и бард Александр Непомнящий
Alexander Nepomnyashiy

Рок-фестиваль - почему я?


Поэзия – тонкие миры, что рождаются в бесконечности души. Поэзия – создание иных миров душою человеческой. Истинная Поэзия так волнует глубину сердечную, что непонятно – что происходит?
Придет время, когда мы поймем, что есть истинная Любовь. Придет время, когда узнаем, что такое НЛО. Но напрасно ждать то время, когда до конца раскроется таинство Поэзии, таинство святого Вдохновения.

А пока время дошло до вехи – июль 2002 года. Я присутствовала на фестивале рок-поэзии «Оскольская лира – 2002», что проходил (уже 14-ый раз!) в г.Старый Оскол Белгородской области.
Участников было более 300 человек: юные поэты и исполнители авторской и рок-бардовской песни, от 16 до 25 лет. Мастерскую рок-бардовской песни вел очень известный и неподражаемый рок-бард Александр Непомнящий.

Мне предложили руководить всем этим рок-фестивалем, я пришла в шок:
— Почему я?! Да никогда в жизни!
— Потому.
— Из меня нулевой руководитель!
— Потому.
— Ну, хорошо.

Всё это было за городом Старый Оскол, в глухомани, почти в лесу. Они друг друга оповестили в основном по электронной почте. Жили в палатках, с кострами. На поляне – громадная дощаная сцена с микрофонами и усилителями. Всю эту сценическую технику пацаны знали в совершенстве и навезли всего. У многих гитары в чехлах. И рюкзаки с едой.
А охраны понаехало! То ли нас от города, то ли город от нас защищать.
Журналистов и телевизионщиков, естественно, не было.

Мне выпало не только руководить творческой основой рок-фестиваля, быть ведущей гала-концерта на этой поляне (и затем в молодежном театре города), но и вести мастерскую поэзии.
А с этой мастерской…. Я их в лес увела, как Сусанин, думала, разбегутся. Надеялась. Как же! В основном это были студенты, многие из интеллигентных семей, разговаривать с ними было легко. Были и только что закончившие школу.

Рада, что на моем творческом семинаре присутствовало немало одаренных ребят, которые уже постигли душою, что поэзия – мир тонкий и трепетный. Это познание отражали те стихи, что мне довелось услышать.

Бард Александр Непомнящий


Именно на этом фестивале рок-поэзии я и познакомилась с известным и талантливым поэтом и рок-бардом Александром Непомнящим. Надо сказать, что увидели мы друг друга еще раньше, в поезде. Мое место выпало как раз рядом. А он ехал с милой и очень приветливой девушкой, на которой была длинная ситцевая юбка. Мы посматривали друг на друга, но не догадывались, что едем в одно место, и что судьба – провести вместе несколько дней.

Бард и поэт Александр Непомнящий
Alexander Nepomnyashiy


Я в поезде обычно молчу. Он и девушка – тоже ехали молча. Мне сразу запомнились глаза Александра, такой просветленный взгляд. Этой тихой светлостью он всю дорогу и взглядывал из-под русых, длинных прядей волос.

А воистину познакомились мы уже там, на лесной поляне, где и происходил рок-фестиваль. Ребята разместились в палатках, а для нас выделили какое-то нежилое помещение с несколькими комнатами, одна из них предназначалась мне. Посмотрев, что там две кровати, я пригласила с поляны полную, пожилую женщину, чтоб место не пустовало. До сих пор не знаю, кто она? Как туда попала? Женщина деловито прошла в комнату, выбрала мою кровать и заявила:
- Хочу здесь.
- Без проблем! - я собрала свои пожитки и переселилась к двери.

И вот произошел забавный эпизод. На следующий день Александр Непомнящий, с которым я уже довольно близко подружилась, просунул в дверь нашей комнаты голову и спросил меня:
- Голодная?
Я кивнула. Дело в том, что деньги у меня были, но на лесной поляне ничего не продавали. Многие еду привезли с собой. Александр зашел в нашу комнату на цыпочках с двумя стаканами вермишели скорого приготовления, которую я никогда и не пробовала. А зашел на цыпочках потому, что соседка моя спала, причем с жуткого хмеля.

Мы уселись около двери, и Саша начал учить меня есть эту вермишель, которую разбавил кипятком. Настроение было хорошее, мы ели со смехом и репликами в адрес друг друга. Так увлеклись, что соседка проснулась, села на кровати, осоловелыми и равнодушными глазами глянула в нашу сторону и сразу же уставилась тоскливым и похмельным взором в окно. Но смотреть в окно была не ее судьба, тут же дверь распахнулась и влетела некая чиновница от власти, гневная и пылающая.
Она тоже глянула на меня и Сашу, увидела наш вид с распущенными волосами и сразу отвернулась, ринулась к солидной женщине на кровати и сходу начала ругаться. Таким речитативным монологом. Из монолога стало понятно, что обратные билеты чиновница купила нам не на то число, и что она не намерена их сдавать и доплачивать из собственного кармана и т.д.
Женщина похмельными глазами уставилась на ругающую и даже рот приоткрыла, чтобы что-то спросить, но спросить не было сил. А чиновница перешла к следующей теме, что у нас в комнате бардак: в этом она была права, но бардак был и до того, как мы сюда поселились, помещение нежилое... И тут же она перешла к теме одеял.

Эх, с одеялами было так. Какая-то кастелянша выдавала их некоторым и отбирала у них паспорта, клала их на грязный подоконник стопочкой, имена записывала в драный листок. В это время я зашла и, по праву командующей, скомкала листок и скомандовала, чтоб дурью не занимались, чтоб быстренько брали одеяла и забирали свои паспорта обратно. Чего все радостно и исполнили.
И стала чиновница кричать на похмельную женщину о сути паспортов, что без них одеяла могут не все вернуть. А у той, ни слухом ни духом не ведавшей о всех этих делах, лицо бессмысленно окаменело и глаза расширились настолько, насколько это вообще возможно. И только тут я поняла, что чиновница, меня ни разу не видав в жизни, решила, что солидная женщина на кровати и есть Смертина, руководитель рок-фестиваля. Руководитель – должен быть солидным.
Наругавшись досыта, чиновница так же быстро исчезла, хлопнув дверью.

Тетка выпучила на нас похмельные глаза и недоуменно молвила:
- Бля! Чё это было?
Сначала начал хохотать Саша, затем я. Запинаясь друг за друга, выскочили в коридор, и хохот нас одолел окончательно...
Саша запрокидывал голову от смеха, светлость глаз так и плескалась на меня. Еле выговаривал:
- А в углу сидят сразу два на-а-ачальника! А она и не взглянула толком... Па-а-ачиму?
Я ему сквозь смех:
- А на-а-ачальники не сидят в позе лотоса и с распущенными патлами...
- О-о!
- И на корточках возле стены не сидят в коридоре... и не ржут...
- О-о!
- Са-а-ша! Да настоящие начальники вообще – никогда не сидят!
- Надо же! - он на секунду перестал смеяться.
Но тут кто-то подошел с расспросами, и снова стало смешно...

Эх, да мало ли что бывает на подобных рок-фестивалях... Я бы этот эпизод забыла напрочь, да теперь вспоминается, когда Непомнящего уже нет в живых... Радость та вспоминается, беззаботность, смешливость и серьёзность...

Молниеносность Поэзии


Ясно, вся эта молодежь, что собралась на поляне, не могла всем скопом войти в серьезную литературу, да и не претендовала на это. Если один-два и в самом деле «сбудутся» - то удача великая. Но это мгновение их молодости – было наполнено той истинной поэзией, что мелькает почти у всех в юном и дерзком возрасте. И как назвать ее? Молниеносная поэзия? Неизбежная? Преходящая? Кто ее, такую, роковую, собирал и оценивал? И стоит ли собирать? А литобъединения ей идентичны? Или литобъединения – напрасная стабилизация молниеносности? Звездопад вопросов. Лишь одно ясно – явление молниеносной поэзии есть, и, пожалуй, явление это – вечное.
Александр Непомнящий - Татьяна Смертина

Александр Непомнящий - Татьяна Смертина
Alexander Nepomnyashiy Tatiana Smertina


ИМЕНА - новые, юные поэты и барды


Все недостатки в юных стихах (а их немало!!) были мною безжалостно замечены и мысли о них высказаны на обсуждении в мастерской, под соснами, четко, может быть, где-то и очень резко; но я считаю, что такие вещи говорить лучше на семинарах (в лесу), а в моем письменном обзоре предпочту упомянуть то, чем силён каждый. Ибо (это мое личное мнение) заметить силу и поэтическую светлость надо в первую очередь – словно подставить крыло тому, кто пытается взлететь. А бьющих по крыльям, предчувствую, у них будет еще много.

В обзоре сразу скажу, выделяется поэт ХАМХИДЬКО Андрей (Москва). Он по мастерству и технике стиха на такой ступени, что молодежная мастерская, где совершаются поэтические ОТКРЫТИЯ, уже для него пройденный этап. Его уже следует оценивать по другой шкале, более требовательной.

Среди молодых, начинающих, мне понравились многие. Во многих светится святая искра. Время покажет, загасят они ее, или пламя вдохновения обретет высокий свет. Тут к способностям надо прибавить постоянный духовный труд, который не всем под силу. Не разделяя, кто занял первое место на рок-фестивале, кто второе, просто отмечу самых ярких. А время потом распределит места или отсеет. Или оставит в памяти щемящее воспоминание юности: воля-вольная, стоны сосен, поэзия, музыка, ночные костры и общая эйфория от происходящего.
И вот, если молниеносную поэзию оценить мгновенно и серьезно, что получается:

Григорий КАРАТАЕВ (Ст.Оскол) – талантлив. Его стих уже начинает сверкать лаконичной отточенностью строк и образов:
«Догорает день, / Как последний мост»;
«Недосказанность – лестница в воздух, / И в конце ее гулкая пропасть»;
«Мы пленники бетонных городов. / Свобода – словно сон, давно забытый. / Запретов плетью крылья перебиты. / Нам остается спать, не видя снов».

Антонина СКИБА (Киев) удивляет образностью мышления, умением весь стих от начала до конца превращать в единую метафору. Да и краткими метафорами она владеет хорошо: «В тесный и душный мирок / Протиснется истинной жизни гость»; «В ночь проникают трещины заката»; «Города – невнятные эскизы чужих планет».

Петр ЛИТВИН (Белгород) обладает редкой силой и умением сжать поэтический образ до едва видимой точки в поэтическом пространстве и умением мгновенно развернуть этот образ в зримую и яркую картину; трепетная ткань стиха ему подвластна. Вот вам маленький шедевр:
Мой вид на небо ставней закрыт,
Мой вид на небо засыпан землей,
Мой вид на небо увенчан крестом,
Мой вид на небо залит слезами той,
Вместе с которой я в небо смотрел.

Александр ГОРБАТЕНКО (Белгород) владеет лирическим пространством, а этим пространством очень трудно владеть, оно ускользает от многих. У Александра свое виденье мира, это важно для поэта. Кроме того, у него есть сострадательный взор. А я считаю, не обладая сострадательным взором – половину мира не видно.
«…Им время теперь дано,
Чтоб досмотреть свой сон,
Вот только зачем оно –
Ведь стал беспробудным он».

Максим ЗАКОРДОНЕЦ (Белгород) опоздал на мой семинар, бегал по лесу – искал нас. Кто-то из жюри сказал: «Поздно. Мы не слушаем. Устали, млин!» Некоторым опоздавшим эти слова подошли бы, но не к его выражению лица. Он был готов пасть на колени, в траву (хотя все возлежали и сидели в этой траве), и не сводил с меня огромных глаз. Чутье меня не обмануло: «Для юных поздно не бывает. Читай, читай свои стихи».
Волнуясь, а это уже хорошо, стал читать – и вдруг в его чтении появились зримые и удивительные поэтические образы, в них – свежесть поэтического мышления, новое в подаче того, где это новое, вроде бы, искать уже бессмысленно:
«Лужи… в объятиях льда – Дон-Жуана»; «Похищена штопором пробка / Из старой бутылки / Этого нового дня».
Некоторые его стихи прозрачны и закончены единым росчерком, как упавший лепесток:

«От Земли оторвались
Телеантенны
И летят,
Унося за собой дома…
Наблюдаю повсюду
Переселенье –
Поменялись местами
Земля и Луна».
Одновременно с прозрачными стихами Максим создает поэтические вещи, напоминающие стихи японских поэтов. Но я бы не сказала, что он подражает, это совершенно своё, это тяга к чистой поэзии. Вот три таких законченных стиха:

*** Мёд моих мыслей горек,
Видно несли его пчелы
С коварных цветов дурмана.

*** Луна смотрит жадно
В голодное жерло стакана.

*** Бесконечно тянулись дни…
Жаль, что конечное бесконечно.

Олег ДРЯНИЦЫН (Ст. Оскол) хоть и очень юн, в своей поэзии зрел не по летам. Его чувствование и познание мира опережает его собственную жизнь. То, что техника стиха еще не освоена, для него не должно быть преградой: любую технику можно освоить. Зато у Олега есть нечто, чего не достигают и некоторые маститые поэты – поэтическое чувство бытия и небытия. Вероятно, это родилось, когда срочником служил в Чечне, когда бытие и небытие были слиты воедино. Всё это он назвал одним словом – «Чистилище»:

«Алтарь и кровь на алтаре.
Забрызганы той кровью стены.
И Ангел с профилем Елены
Всё смотрит на тебя во тьме…»

Ирина КИМЛИЧЕНКО (Киев) сильна в написании стиха и в умении донести его до слушателя. Есть просто блестящие вещи, созданные ее темпераментным и легким пером. И отнюдь это не «женские вензеля», в чем заочно винят всех поэтесс. Не хотелось бы разделять поэзию на женскую и мужскую, тут разделение одно и очень простое: талантлив или бездарен. Даже среднего нет, две крайности и всё. Ирина подтверждает это своими строками:
«Вобщем, все будем равны – до войны»; «Каждый Гитлер – художник, который не любит солдат»; «Да будет проклята бойня, на которой рожают людей».

Григорий БУРЕЛОМОВ (Ст. Оскол) пишет стихи философского плана, что является редкостью для молодых поэтов.

Татьяна Смертина - слева, Елена Олейникова в очках, начинающий поэт.


Елена ОЛЕЙНИКОВА (Ст. Оскол) запоминается добротою образов и законченностью строк. Доброта смягчает и поэтические образы до акварельности всего стиха, отнюдь не размывая того главного, что есть в каждом стихотворении.

Денис БЛОЩИНСКИЙ (Киев) уже освоил бурный водоворот поэтических течений. Он легко пустился вплавь без посторонней помощи. Талантлив он и в подаче своих поэтических образов, и эта подача – тоже часть его вдохновения. Очень артистичен.
«Эти мальчики с глазами цвета каменной стены,
Эти девочки с глазами необъявленной войны,
Это солнышко на небе – мастер был, наверно, пьян…
Я так устал смотреть его картины,
Я сажусь на 1-ый «К», еду к черту на рога.
На рогах у черта мир однокомнатных квартир,
И в одной из них лежит след моей больной души…»

Владимир ЦУКАНОВ (Воронеж) мужественен в своей поэзии. Он подымается до истинных высот таких чувств, которые будут вечны. Это мужественность воина, имеющего смелость поступить и сказать по-своему.

Татьяна КОВАЛЁВА (Белгород) лирична и остро проникновенна в своих стихах. Кроме того, она обладает даром сострадания, который проникает в ее стихи и остается там навсегда.

Я не в силах дать обзор поэзии ВСЕХ поэтов, что предоставили мне стихи, но еще коснусь нескольких. Многое я определяла на слух, без бумажных текстов: то, что мне нравилось – оставалось в памяти.

Геннадий ЗАБУСОВ (Ст. Оскол) умеет играть образами, и ракурс поэтического видения у него свеж. Есть сверкающие строки:
«Ах, почему душа не тело, / Я ею да вот так сплясал бы…»;
«Об этом ли мечтал несбыточно когда-то: / Мчит скорый товарняк, в нем мертвые солдаты…»;
«Темнеет темнеющая темнота, / Чтоб темной ночью рассвет задушить, / Но радужным светом взорвется роса, / Решая за нас же, нам быть иль не быть?..»

Дмитрий КАРОГОДОВ (Воронеж) остро чувствует этот мир, острота чувств проникает в строки и надолго запоминается:
«Но если этой девочки больше нет, / Зачем ты смотришь в зеркало для небес?»; «Но если мои окна разбил апрель – / Твои глухие ставни уже труха».
Стихи Дмитрия текут плавно, а в некоторых он так живописен, что образы зримо проступают сквозь белый лист бумаги.

Отмечу, что есть способности в стихах Юрия КОЛЕСНИКОВА (Ст. Оскол), некоторые строки обладают твердостью в подаче мысли.
Запоминаются стихи Татьяны МАРЮХИ и Людмилы КОТЕНЕВОЙ, их лира чиста взглядами и чувствами. Татьяна мелодична, а Людмила проникновенна в подаче мысли.
Хочется отметить и Наталию БАГЛАЙ (Ст. Оскол): «Ты просишь боль зарисовать. / Зачем рисунок?»

Геннадий ГОРОЖАНКИН (Ст. Оскол). Строки его стихов трогают сердца слушателей, а иногда и западают в сердце так, что помнятся долго. Удивительно его стихотворение о волке:
«В каждой стае такой есть юнец
Не сумевший покоя найти,
Возгордившийся волк-одинец,
Возжелавший иного пути…»

Татьяна Смертина - справа - Фестиваль рок-бардовской песни - Старый Оскол-2002


Антон ПРАСОЛОВ (Киев) способен, как поэт. Он мне подарил стихи в бумажном варианте, с задумчивыми картинками на полях, вероятно, не успел переписать набело. Или так и задумал? Меня порадовало не только то, что образы смелы и необычны, а что жажда чистого сильна, а это рождает ответные чувства – тоже светлые.
«С аккумулятором горе, / Потух в наушниках джаз, / И на знакомом заборе / Старой надписи нет. / И фиолетовый свет. / Реклама водки Абсолют бесконечный. / Экстаз...»
«Мадам, почем ваш букет? / Не нужно сдачи, спешу… / Опять плохой турникет… / Я жалобу напишу… / Мол, ненавижу метро… / Мазут, сквозняк, костыли навязчивые… / Взгляд».
«Хочу большой самолет… / И чтобы сутки лететь / В иллюминаторе арктический лёд… / Игра полярных огней и пассажиры / Как немые, молчат…»

Молодые рок-барды


Сделав такой обзор молодых поэтов, обзор поэзии певцов, бардов и рок-бардов, что явились на рок-фестиваль «Оскольская лира – 2002», скажу, что поэзия отнюдь не умирала – может быть, умерли те, что умели ее вовремя заметить.
И опять она – у ночных костров, бросающих малиновые вензеля в потёмки, опять она в свежем волнении воздуха, где вскрикивают гитары и молодые голоса звонки и взволнованны. Чаще и растет она, поэзия, не в кулуарах, а на просторе, на воле вольной. Лишь потом ей надо пройти через залы и сцены, чтоб быть услышанной.
И видеть надо именно ее, а не яркий раскрас неожиданных причесок этих пацанов, цепи, кольца, «не пойми что» одетое и рваные джинсы – каждая эпоха выдает свой колорит, пора бы и привыкнуть.

И от всех этих поэтов-роков-рокеров, которые «оторви-бось», от их авторских песен, и просто стихов самых юных, веяло одной истиной – путь великой поэзии есть РОКОВОЙ путь, и начало его может быть где угодно, даже от этой ночной поляны, где плясали наши цыганские костры и вдохновенно читались стихи, где милиционеры стояли вдали «начеку», цепью, но не приближались.
Но путь истинно-поэтический тяжёл, он идет не только через поэтические волнения, а и через труд такой силы и напряжения, что выдержат редкие. Но таков закон поэзии – роковые и редкие вечны.

Желаю всем рок-птенцам сильных крыльев, кому в пространствах жизни, кому во взлетах на Парнас… Как получится, как судьба уготовит! Желаю будущих вдохновенных строк, прекрасных творений! Вы меня слышите в этом виртуальном поле? Чувствую, слышите. Пусть ваши творческие судьбы, и просто судьбы, будут яркими и неповторимыми!

Бард Александр Непомнящий


Мне его никогда не забыть. Его песни, что он исполнял под гитару вечером, когда мы сидели втроем-четвером. Как он исполнял! Душу пронизывало! Потом я стихи читала, словно "в отместку", словно шло перекидывание невидимых молний... Потом он опять пел... Опять пел... Поэзия его песен волновала, удивляла неожиданными образами, тон голоса с отрывистыми перепадами интонаций и вариантов звучания так задевал, что сердце начинало учащенно биться в тон ритма его строк, в тон звучания гитарных струн. Пел он страстно, словно бы забыв обо всех, и вдруг неожиданно поднимал на меня свой взгляд и словно в душу заглядывал. Кто-то называет его исполнение – хлыстовским, как будто были на сборищах хлыстов! В хлыстовстве упрекали когда-то и Николая Клюева. Нет, это нечто иное, это - умение задеть потайную струну поэзии, и не просто задеть, а так тронуть, чтобы она зазвучала по-особому, и звук-стон-плач ее – отозвался в самых потайных пространствах души...

Бард и поэт Александр Непомнящий
Alexander Nepomnyashiy


Александр Непомнящий - одна из знаковых фигур в отечественной контркультуре. Православный рок-бард. Известна его статья «Православие и рок-музыка». Некоторые его песни стали манифестами православной молодежи. Знамениты Альбомы его песен: «Экстремизм», «Тёмная сторона любви», «Зерно», «Земляника», «Поражение», «Зеленые холмы», «Хлеб земной» и другие. Его творчество, его песни, многих неформалов привели к Православию. Он прожил 38 лет.

... А еще запомнилось наше прощальное застолье в кафе... Неповторимые мгновения! Разговоры о Бердяеве и Гумилёве, и смех, поэзия, гитара... Снимки возле какого-то дерева.

Слева направо: Александр Непомнящий, Татьяна Смертина, Светлана Петрова, Андрей Муренков. 2002.



Пресветлая память тебе, АЛЕКСАНДР НЕПОМНЯЩИЙ! Православный и неповторимый рок-бард России.
--------------------
© Татьяна Смертина. Tatiana Smertina. 2002.
Бард и поэт Александр Непомнящий.
Alexander Nepomnyashiy


Опубликовано: Газ. «Оскольские новости». – Старый Оскол. – 2002. - №32. Продолжение: №33. Продолжение: №34. Затем добавлено несколько строк уже после ухода из жизни Александра Непомнящего.



гифка, разделитель

Краткие данные, биография, дискография:
Александр Евгеньевич Непомнящий Alexander Nepomnyashiy
(16 февраля 1968, Ковров — 20 апреля 2007, Иваново) — русский поэт, бард, рок-музыкант. В начале 90-х стал лауреатом фестиваля «Оскольская Лира», и с тех пор был неизменным членом жюри (лауреатом фестиваля был Веня Д’ркин).
На протяжении 90-х и начала 2000-х годов считался одной из знаковых фигур в отечественной контркультуре.

— Дискография Александра Непомнящего
— Номерные альбомы
* «Новые похождения А. И. Свидригайлова: 1968–1994» ,1994
* «Под тонкой кожей» (сборник ранних песен) , 1995
* «Экстремизм» , 1995
* «Темная сторона любви» , 1996
* «Полюс» (с участием группы «Кранты») , 1997
* «Земляника» (1 и 2 части) , 1999
* «Поражение» , 2000
* «Зерно» (неофициальный) , 2000
* «Зеленые холмы» , 2001
* «Хлеб Земной» (Взыскание погибших) , 2003

Аудиозаписи рок-барда Александра Непомнящего
* «Разжигатели» (совместный концерт Непомнящего и Подорожного)
* «Квартирник с. Калугиным у Radagast’a» , 2000
* «Концерт в Волгограде» , 18 января 2002
* «Квартирник у Radagast’a» , 2001
* «Квартирник у Radagast’a» (там где Саша поёт чужие песни) , 1999
* «Ранние песни — сборник» , 2002
* «Концерт в Музее Маяковского» , 2003

— Видеозаписи
* Санкт-Петербург. Клуб Орландина. 9 февраля 2003





Сайт управляется системой uCoz