Татьяна Смертина -
Веретено судьбы Николая Клюева
Nikolay Kluev
Tatiana Smertina


Rambler's Top100
Главная Статьи. Оглавление

Николай Алексеевич Клюев. 10(22).10.1884 – 23-25?.10.1937.

Словно иду по остылому полю под Томском, где ветер снега вздымает-сеет-вьёт белыми, утопными кружевами-петлями. И слышу такие жалобы плача, что в душе моей зарождаются, скорбно темнеют-зреют крестом строки о гибели великого Поэта:

Поминают, да не всех!
Вещий лик, певец-баюн…
По тебе лишь в хвое вех,
как младенчик, целый век –
плачет птица Гамаюн!
(Т.С.)



Вой ветра… Одиночество… Да дремучие вехи (хвойные лапы воткнутые в снег) вдоль судьбы «смиренного Миколая», как иногда называл Клюева – Сергей Есенин… Вот несколько этих морозных, таинственных вех в пряже чистейшего инея.

Родился в деревне Коштуги Вытегорского уезда Олонецкой губернии (ныне Вологодской обл.) в крестьянской семье.

Николай Клюев. Веретено судьбы.
Nikolay Kluev


В избе была библиотека из рукописных и старопечатных книг. Мать, Прасковья Дмитриевна, старообрядка, обучила грамоте семилетнего сына по Часослову. «Памятовала она несколько тысяч словесных гнёзд стихами и полууставно, знала Лебедя и Розу из Шестокрыла.., песнь искупителя Петра Третьего, огненные письма протопопа Аввакума…» и прочее. А узнав, что сын занимается поэзией (это уже позже), восплакала о нем, как о пропащем…
А он – «Певучей думой обуян…» А он заклинает – «Замри, судьбы веретено…»
Но Веретено судьбы кто мог остановить?

Отроком Николай был отдан в Соловецкий монастырь для духовной грамоты и послушания… Восемнадцати лет за бунтарские стихи (1906г.) был посажен в острог… Ах, острогом началось – им и кончится…

Около шести лет вел удивительную переписку с Александром Блоком. Это Блок помог в 1908 году опубликовать стих «Я надену чёрную рубаху…» Первый сборник стихов в 1911 году «Сосен перезвон» – посвящен Блоку. После издания стал известен, появилась даже статья в периодике «Мужик и символизм»…
О дружбе Николая Клюева и Сергея Есенина написано много... И, хотя их пути разошлись, это - родственные души.

Николай Клюев и Сергей Есенин. 1916.
Nikolay Kluev


Книги Николая Клюева: «Медный кит» (1918), «Песнеслов» (1919), «Мать Суббота» (1922)… Последняя прижизненная книга «Изба и поле» (1928), в которой 90 страниц цензура не допустила к печати. Был назван «отцом кулацкой литературы». Вот где началась истинная травля, без преувеличений… Кто помнит? А затем – десятилетия насильственного замалчивания его поэзии. Некоторых Поэтов современники убивают дважды.

Поэма «Погорельщина» опубликована лишь в 1987 году, и все последние стихи (может, они в архивах? или уничтожены?) неизвестны читателю, потому по сей день неизвестна громадная силища этого таланта. Колдун слова. Кажется, он предчувствовал судьбу, когда «Отлетят лебединые зори…»

Николай Клюев.
Nikolay Kluev

Николай Клюев.
Nikolay Kluev


Я видела сон – Клюев читал свои потрясающие, неизданные стихи… Содержание не запомнила, лишь осталось ощущение видения «сладимой свечи» поэзии. Сны – вздор? А иногда и не сны: при чтении его стихов слышатся вдали тихие голоса, шум ветра, и птицы за окном вскрикивают по-девичьи. Что это? Но оглянемся на клюевские хвойные вехи.

Доносы на Клюева и печатная травля, в которой принимали участие Л.Авербах, А.Безыменский, М.Беккер, Г.Лелевич и др. После очередного доноса Клюев был арестован ОГПУ, и началось…
Из протокола допроса от 15 февраля 1934 года, Клюев: «Я воспринимаю коллективизацию с мистическим ужасом, как бесовское наваждение…»
Лагеря. Сибирь. Преследования за истовую веру в Господа – нелепые, жуткие преследования и унижения. Голод. Нищета. Расстрелян между 23 и 25 октября 1937 года около Томска… Ветер подвывал, над полем словно белые Ангелы носились…

Николай Клюев.
Nikolay Kluev


Убиенные не убиты. Над ними Господний Свет.

Поэзия Клюева – вихри чувств, «пир метафор», куда там нынешним «метафористам», что зачисляют себя в «авангард» – нескромно величать себя первыми. Еще Господь сказал, что первые станут последними.
Слово много значит. Особенно для поэзии.

Клюев да и все Поэты крестьянского происхождения попали под судилище жестокое – упрекали (и упрекают!) в воспевании патриархальной Руси. А какую вы хотите, если электричества в некоторых деревнях никогда не было и не будет? Упрекают в своем видении мира, в самостоятельном творческом становлении, в странных пророчествах… И эта посконная предвзятость критики… Нелепо быть судьями Поэтов. Да и для свершения их пророчеств о земле-матери еще времени – долгие века! Не судите и крестьянина (униженного и вытравляемого до сих пор!) за доверчивые поиски «мужицкого рая». В самосожженчестве, даже в хлыстовстве – те же кроваво-отчаянные поиски того, чего нет. Антихрист явился в виде беспробудного пьянства: ему едино, что деревня, что город. Ой, не зря Клюеву серп на гербе почудился «железным когтем».

Николай Клюев.
Nikolay Kluev


Это позже, «после драки», начнется пересмотр Истории: как надо и не надо? Это позже начнут ножичком вертеть вопрос: все ли верили в революцию? Для крестьянства этот идеологический вопрос не возникал, а лишь мучила реальная проблема: почему должен отдать свою лошадь?

И не надо кичиться изысканным Пегасом (стих «Меня Распутиным назвали…») – все лошади прошли через крестьянские руки. Строка Клюева: «Я пугачевскою веревкой / Перевязал искусства воз…» Но кто выжег тавро выбраковки на клюевском Пегасе? На Вечном? Лишь Вечность может отсеять ненужное и высветлить Вечное, а современник слепнет в очередном идеологическом тумане. Но, оставим это…

Вы еще не испили из вещего, чистейшего ковша, по ободку которого таинственные знаки заклинаний? Привыкшим к газетно-водопроводной, – от такой (живой!) поэзии может слегка и голова закружиться. Высокая, до сих пор неразгаданная поэзия Николая Клюева, с его глубинным, чисто русским языком, который так богат, что компьютеры немеют с их памятью… А мой ноутбук швыряется красными загзагами вдоль клюевских строк… О, смиренный монах, верующий в белую птицу, вечноидущий с посохом поэзии к Светлому Граду…



Не страшитесь и вы, светлые отроки и юницы, попасть в вихрь его стихов. Вы слышите? Видите? Так истово белы, лебедины метели над Томском, что «Тёмным зовам не верит душа…»

©Татьяна Смертина. «Веретено судьбы Николая Клюева». 1997. Tatiana Smertina Nikolay Kluev. Статья о поэзии и творчестве Клюева.
© Автор фото зимнего пейзажа - неизвестен.
© Картины-триптих: Сирин, Алконост, Гамаюн. Художник Антон Катышев. 1998.


смертина николай клюев

Прижизненные книги,
издания Николая Клюева
Nikolay Kluev


«Братские песни». (Песни голгофских христиан). М.: К новой земле, 1912. 16 с.
«Братские песни». (Книга вторая) / Вступ. ст. В. Свенцицкого. М.: Новая земля, 1912. XIV, 61 с.
«Лесные были». М.: 1912
«Лесные были». (Стихотворения. Кн. 3-я). М.: 1913. 76 с.
«Сосен перезвон». / Предисл. В. Брюсова. М.: 1912. 79 с. 2-е изд. М.: 1913.
«Мирские думы». Пг.: 1916. 71 с.
«Песнослов». Кн. 1-2. Пг.: 1919.
«Медный кит». (Стихи). Пг.: 1919. 116 с.
«Неувядаемый цвет: Песенник». Вытегра: 1920.
«Избяные песни». Берлин: Скифы, 1920. 30 с.
«Песнь солнценосца. Земля и железо». Берлин: Скифы, 1920. 20 с.
«Львиный хлеб». М.: 1922. 102 с.
«Мать Суббота». (Поэма). Пб: 1922. 36 с.
«Четвертый Рим». Пб.: Эпоха, 1922. 23 с.
Клюев Н. А., Медведев П. Н. Сергей Есенин. (Стихи о нём и очерк его творчества). Л.: Прибой, 1927. 85 с. 4000 экз. (включена поэма Клюева «Плач о Сергее Есенине» )
«Изба и поле». Избранные стихи, стихотворения. Л.: Прибой, 1928. 107 с. 3000 экз.

О Николае Клюеве – его современники
Nikolay Kluev

«Николай Клюев глазами современников»: Сборник воспоминаний. / Сост., подготовка текста и примечания В. П. Гарнина. СПб.: Росток, 2005. 350 с.
«Николай Клюев. Воспоминания современников». / Сост. П. Е. Поберезкиной, вступ. ст. и комм. Л. А. Киселевой. М.: Прогресс-Плеяда. 2010. 888 с
Свенцицкий В. П. «Поэт голгофского христианства». (Николай Клюев). М.: К новой земле, 1912. 15 с. (Б-ка «Новая земля». № 11).
Богомолов Б. Д. «Обретённый Китеж». Душевные строки о народном поэте Николае Клюеве. Пг.: 1917. 16 с.
Князев В. В. «Ржаные апостолы». (Клюев и клюевщина). Пг.: 1924. 144 стр




Сайт управляется системой uCoz